Разделы
Календарь событий
Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
13.12.2017 - 14.12.2017
International Conference on «Applied psychology and behavioral sciences»
Дата конференции: 13–14 December 2017
Aukland, New Zealand
12.12.2017 - 13.12.2017
International Conference on «Applied psychology and behavioral sciences»
Дата конференции: 12–13 December 2017
Bangkok, Thailand




Новости

Общение матери с ребенком и психическая травма

23.01.2013

На формирование межличностных отношений ребенка с окружающими людьми влияет компетентность в общении родителей, особенно матери. Эмоциональный контакт устанавливается ею на основе безусловного принятия ребенка при отсутствии оценочных действий и актуализации социальных стереотипов. Поддерживая прочные эмоционально-положительные отношения с ребенком, она создает необходимые условия для его будущей самореализации.

Женщины с преобладанием субъектной ориентации в отношениях с ребенком с детства имеют конъюнктивные межличностные отношения со своими родителями. У них сложилась полноценная эмоциональная связь с матерью. В общении с отцом и другими близкими родственниками они стараются проявлять заботу друг о друге. Такие матери в процессе ухода за своим ребенком отдают предпочтение «легкому воспитанию» [Мещерякова С. Ю., 2000] с сохранением субъект-субъектных отношений. Они отличаются эмоциональным поведением, стремлением к сопереживанию, отзывчивостью на инициативы ребенка, много разговаривают с ним, часто используя ласковые слова, в совместных действиях стремятся поощрять ребенка за различные достижения.

Женщины, которым свойственна объектная ориентация на ребенка, придерживаются строгих правил в его воспитании. В детстве у них самих отмечалось отсутствие устойчивой эмоциональной связи и постоянной коммуникации со своей матерью, что часто сочеталось с авторитарным отношением к ним отца. Опыт дизъюнктивных отношений с родителями они проецируют на общение с членами своей собственной семьи. Для них характерно игнорирование проявлений детской инициативы. Отличаясь склонностью к запретам и порицаниям, такие матери не стремятся хвалить ребенка за самостоятельность, высказывать свое одобрение.

Следствием субъектного материнского отношения к ребенку являются высокие возрастные показатели развития общения. Эти дети отличаются эмоциональностью в поведении, открытым и доброжелательным отношением к разным людям. В онтогенезе у них раньше начинают формироваться навыки вербальной коммуникации, успешнее развивается интерактивная сторона общения: умение сотрудничать со взрослыми и договариваться о правилах игры со сверстниками. У них выражена привязанность к матери, воспринимаемой ими как равноправный партнер в общении, к которому можно обратиться за советом и поддержкой в затруднительных ситуациях.

В современных исследованиях социальное поведение матери рассматривается в качестве важного условия коммуникативного развития ребенка [Филиппова Г. Г., 2001]. Значимыми являются ее личностные качества, необходимые для создания оптимальных условий семейного воспитания, которые выражаются в отношении к ребенку как к субъекту общения, в поощрении его исследовательской активности. «Дети предпочитают взрослых, которые не просто ухаживают за ними, а проявляют направленность на эмоциональное взаимодействие –– привлекают внимание, ласково разговаривают, улыбаются, играют» [Боулби Дж., 2003, с. 17]. Материнская любовь характеризуется своей безусловностью, которая возникает уже в пренатальный период. Негативный аспект отцовских чувств связан с тем, что его расположения добьется скорее послушный ребенок. Подлинное материнское отношение не приходится завоевать никак и ничем: оно либо есть, либо его нет [Самоукина Н. В., 2000]. В этом заключается своеобразие коммуникативной ситуации развития ребенка: если мать не проявляет к ребенку свою безусловную любовь, «здоровыми» способами заставляя его развиваться, и он не сможет добиться ее глубокого чувства, то в результате процесс личностного становления может сопровождаться невротическими проявлениями, снижением стрессоустойчивости, инфантилизацией, недостатками самооценки.

Дети не в состоянии полноценно познавать окружающий мир и достигать духовного роста, если их отношения с заботящимися о них лицами ненадежны, дезорганизованы, непостоянны, бессердечны или пренебрежительны.

Дети с самого начала вынуждены проникаться мыслями и чувствами взрослых, чтобы удовлетворить свою потребность в их присутствии, защите и ориентирующих указаниях. Невозможность рассчитывать на доступность общения и доброжелательность обусловливает возникновения невротического фона во взаимоотношениях с самыми близкими людьми. Из опыта практической работы психотерапевтов известны случаи поведения озлобленных, покинутых матерей, которые вследствие своего психического расстройства не могли обеспечить ребенку утешительного контакта или подобрать нужные слова, усугубляя своим поведением его нестабильное состояние. Такие матери склонны расстраивать своих детей; пугать их своими страхами (непонятными ребенку); насмехаться, обращаться с ними как с мнимыми взрослыми; хотят утвердиться за их счет; сексуально завораживают шепотом; не обращают на детей внимания после разлуки и систематически проявляют другие многочисленные признаки пренебрежения.

Такое поведение матерей постепенно порождает страх, длительное напряжение и смятение. В результате этого нарушаются субъект-субъектные отношения. Это опыт имеет травмирующий характер и влияет на все последующее развитие ребенка [Fogt R. 2007, 2012]. Создается парадоксальная ситуация: ребенок лишен необходимого внимания тех людей, которые плохо к нему относятся. Так возникает «тема сближения и бегства», которая оказывает длительное травмирующее влияние и определяет жизнь настолько, что передается следующему поколению при общении со своими детьми.

Таким образом, негативный опыт межличностных отношений содержит травматический потенциал для психического развития детей. С естественными и природными катастрофами справиться значительно легче, чем с потрясениями, вызванными доверием к самым дорогим людям. Решающее и длительное негативное влияние на эмоциональное и физическое развитие ребенка оказывают все виды насилия, включая сексуальное, пренебрежение заботой о ребенке, чрезмерная власть родителей и продолжительная разлука. Нельзя недооценивать и тяжелые (или частые) собственные или семейные заболевания, смерть важного в отношении связи человека. Психотерапевты могут обнаруживать в анамнезе весьма жестокое отношение к ребенку. При этом часто случается, что сам ребенок не может больше получить эмоционального доступа к своей истории или  вообразить себе крайнюю важность предоставленных им сведений.

Специалисты проявляют особую терапевтическую бдительность в отношении сведений, потенциально несущих информацию о травме. Иногда вопрос заключается в том, насколько ищущий на данный момент помощи человек когда-нибудь вести достойную личную жизнь и стать полноценным субъектом общественных отношений [С. Файн, П. Глассер, 2003]. Психические травмы могут не только сопровождать ребенка, проявляясь в психопатологических реакциях на протяжении всей его жизни, но и существенно способствовать преступности, милитаризму, терроризму и варварским идеологиям воспитания, которые ведут к тому, что травмы передаются от поколения к поколению. Например, некомпетентность матерей в отношении своего взаимодействия с ребенком и травмоопасная модель их поведения часто вполне объяснимы наличием их собственных психотравм.

Перед психотерапевтами стоит задача применить уже сформулированный M. D. Ainsworth  концепт материнской чуткости при оказании помощи в преодолении социально-психологических последствий психотравм. В этом смысле создание надежной, поддерживающей связи становится центральным направлением терапевтического вмешательства, создающего условия для гибкого и индивидуального развития ребенка.

Литература

  1. Боулби Дж. Привязанность. М., 2003.
  2. Мещерякова С. Ю. Психологическая готовность к материнству // Вопросы психологии. 2000. № 5.
  3. Самоукина Н. В. Симбиотические аспекты отношений между матерью и ребенком // Вопросы психологии. 2000. № 3.
  4. Филиппова Г. Г. Материнство и основные аспекты его исследования // Вопросы психологии. 2001. № 2.
  5. Файн С., Глассер П. Первичная консультация: Установление контакта и завоевание доверия. М., 2003.
  6. Фрейд А., Фрейд З. Детская сексуальность и психоанализ детских неврозов. СПб., 1997.
  7. Ainsworth M. D., Bowlby J. Research Strategy in the Stady of Mather Child Separation // Courr. Cent. Int Enf. 1954. Vol. 4.
  8. Fogt R. Psychotrauma, State, Setting. Psychoanalytisch-handlungsaktives Modell zur Behandlung von Komplex-Traumatisierten. Gießen, 2007.
  9. Fogt R. Täterintrojekte. Diagnostik und Behandlungsmodelle dissoziativer Strukturen. Kröning, 2012.

Материал подготовлен
кандидатом психологических наук,
доцентом факультета психологии
Санкт-Петербургского государственного университета
Оксаной Защиринской

Персональный сайт: http://psychology.professorjournal.ru/


Возврат к списку